По благословению Высокопреосвященнейшего Димитрия, митрополита Читинского и Петровск-Забайкальского,
главы Забайкальской митрополии
ЗАБАЙКАЛЬЕ  ПРАВОСЛАВНОЕ
Официальный сайт Читинской епархии
Служение митрополита
Доклад митрополита Читинского и Петровск-Забайкальского Владимира на Пленарном заседании Рождественских чтений
11-12-2015
Доклад
Преосвященного ВЛАДИМИРА,
митрополита Читинского и Петровск-Забайкальского,
на Пленарном заседании
V Забайкальских Рождественских образовательных чтений
 
ТРАДИЦИЯ И НОВАЦИИ: КУЛЬТУРА, ОБЩЕСТВО, ЛИЧНОСТЬ
 
Уважаемые высокие представители государственной власти!
Ваше Преосвященство!
Досточтимые отцы, дорогие братья и сёстры!
 
Сердечно всех вас приветствую на пятых – юбилейных – Забайкальских Рождественских образовательных чтениях. В начале своего выступления, прежде всего, хотел бы выразить благодарность всем, кто принимает участие в нынешнем форуме, а также тем, кто вносил и продолжает вносить свой вклад в его организацию и проведение.
Региональный этап чтений – это важная часть подготовки к общецерковным чтениям, которые состоится в Москве в конце января будущего года. Кроме того, это замечательная возможность подробно обсудить волнующие широкую общественность вопросы с представителями местных органов власти, выработать взвешенные решения и подходы для совершенствования и повышения качества системы отечественного образования.
Тема нынешних Чтений звучит предельно широко и разнопланово. Вместе с тем она представляется весьма важной в контексте происходящих сегодня реформ в области образования. Нам предстоит сегодня подумать о том, какое место занимает традиция в современной системе образования и воспитания человека, как найти верное соотношение между внедряемыми новыми идеями и старыми, но проверенными методами и подходами. Тема Чтений побуждает нас задуматься о важнейших основах отечественного образования, о преемственности опыта и о нововведениях, которые бы могли стимулировать его развитие, сохраняя при этом лучшие традиции и достижения.
Искренне надеюсь, что обсуждение этих и других важных вопросов будет способствовать развитию более тесного и конструктивного взаимодействия епархий Забайкальской митрополии, местных органов власти, общественных организаций и всех благонамеренных сограждан в утверждение непреходящих духовно-нравственных ценностей в жизни российского народа.
В последние годы российская образовательная система претерпевает значительные преобразования: меняются образовательные стандарты, меняются условия финансирования учебных заведений, меняется кадровая политика. Какие-то изменения произошли к лучшему, какие-то, напротив, вызывают лишь одни недоумения и непонимание. Во время общения с родителями и педагогами часто приходится слышать довольно эмоциональные отзывы относительно того, что происходит сейчас в школах и вузах.
Хотел бы поделиться с вами, уважаемые участники Чтений, некоторыми мыслями на эту тему и затронуть наиболее актуальные вопросы, которые не могут не волновать любого человека с активной гражданской и патриотической позицией.
I.
Российское образование всегда отличалось своей фундаментальностью, глубокой укоренённостью в традиции и вместе с тем открытостью и обращённостью к вызовам времени, поиску решений актуальных проблем и задач. Одной из важнейших особенностей отечественного образования является его ориентированность на воспитание. Испокон веков учитель воспринимался нашим народом не просто как проводник знаний от поколения к поколению, но как мудрый и внимательный наставник, задающий векторы для духовного роста и нравственного совершенствования личности.
Сегодня в нашем обществе, пережившем непростые 1990-годы, вновь много говорится о важности и необходимости объединения образовательного и воспитательного процессов, о той значимой роли, которую школа играет в формировании личности ребенка. Говорить о духовно-нравственном воспитании стало уже привычным.
Это, с одной стороны, очень отрадно и, безусловно, свидетельствует о том, что в обществе существует понимание важности данной составляющей в процессе образования и воспитания человека. Но многие слова, к сожалению, зачастую остаются лишь словами.
Казалось бы, поговорить с детьми о духовности и нравственности учителя могли бы на уроках в рамках курса ОРКСЭ, на которых детям расскажут о базовых моральных ценностях, о той или иной духовной традиции, имеющей важное значение для истории и культуры нашего Отечества, о духовных и культурных основах нашей цивилизации. По крайней мере, такую задачу ставит перед курсом Федеральный государственный образовательный стандарт, сформулированный Министерством образования и науки России.
С сожалением приходится констатировать тот факт – и я уже заявлял об этом в своих прежних выступлениях, что возможность выбора в изучении духовно-нравственной культуры детям зачастую не предоставляется. Но именно духовный фактор необходим для воспитания подрастающего поколения образованных, разумных и ответственных граждан. И здесь перед Министерством образования, науки и молодежной политики и Забайкальской митрополией стоит задача, которую мы призваны решать сообща. Однако, несмотря на всё вышесказанное, на местах на уровне исполнителей, к сожалению, остаются серьезные проблемы, требующие своевременного разрешения.
Мне известно о случаях, когда педагоги и родители с искренним удивлением узнавали о существовании такого модуля как «Основы православной культуры», поскольку ответственные лица не сочли нужным сообщить о самой возможности выбора модулей курса и в обязательном порядке предписывали изучать светскую этику. Полагаю, что здесь возможно говорить об игнорировании приказа Федерального Министерства образования № 1060 от 18 декабря 2012 года, предусматривающего свободный выбор родителями или законными представителями ребенка одного из модулей курса ОРКСЭ.
II.
Иногда приходится слышать, что в основании данной позиции лежит забота о том, чтобы дети получили более цельное представление о базовых духовно-нравственных ценностях, выросли более терпимыми и толерантными в отношении различных религиозных традиций. Но как гласит одна мудрая поговорка, «благими намерениями вымощена дорога…» сами знаете куда.
На педагогической конференции в конце августа этого года мне уже приходилось затрагивать данную тему. Еще раз хочется обратить внимание всех здесь присутствующих на важнейшее обстоятельство. Дети, изучающие «Основы мировых религиозных культур», не становятся ни более нравственными, ни более «продвинутыми» в знании религиозных традиций, да и твердых моральных принципов они в конечном итоге не усвоят. У детей, изучающих «Основы мировых религиозных культур», складывается чрезвычайно эклектичное, упрощенное, поверхностное представление о религиозной традиции как о наборе верований, определенных ритуалов и этических норм. Для расширения образовательного кругозора, этот предмет, возможно, и неплох и в определенной степени готовит ребенка к курсу всемирной и отечественной истории, хоть и оперирует фактами и понятиями, еще не знакомыми ребенку и не вписывающимися в его систему знаний о мире, а оттого делает эти знания слабоусвояемыми.
Если мы обратимся к требованиям, которые предъявляются Министерством образования России в отношении предметной области ОРКСЭ и сформулированы в соответствующем Приказе от 17 декабря 2010 года № 1897 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования», то прочтем там следующее:
«Изучение предметной области «Основы религиозной культуры и светской этики» должно обеспечить:
  • воспитание способности к духовному развитию, нравственному самосовершенствованию;
  • знание основных норм морали, нравственных, духовных идеалов, хранимых в культурных традициях народов России, готовность на их основе к сознательному самоограничению в поступках, поведении, расточительном потребительстве» (п.11.4)
Давайте задумаемся: о каком духовном развитии и формировании мотивации к осознанному нравственному поведению можно говорить, если человек имеет весьма смутные представления о собственной религиозной традиции? Если мы спросим ребенка, что он вынес о религиях из уроков по «Основам мировых религиозных культур», то он ответит, что на свете существует много разных религий, а их суть сводится к тому, что они выступают «за всё хорошее и против всего плохого».
Формирование такого расплывчатого представления о религиях вполне объяснимо и закономерно, поскольку ребенку преподносится своего рода калейдоскоп сведений о различных религиозных системах, что в недалекой перспективе приводит к духовной всеядности, способствует формированию нравственного релятивизма и равнодушного отношения ко всякой религиозной культуре. А это в корне противоречит изначальным целям и задачам курса ОРКСЭ.
III.
Несколько слов скажу и о другом модуле курса – «Основы светской этики» – и учебнике, по которому данный предмет преподается в школах края. Здесь ситуация еще более сложная. Данный учебник – внимание – не имеет ни одного (!) положительного заключения. На него написаны отрицательные отзывы Институтом философии Российской академии наук, а также специалистами Комитета по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в г. Москве. Не буду целиком пересказывать отзывы на учебник. Все они есть в открытом доступе в Интернете, и желающие могут с ними ознакомиться. Хотел бы лишь остановиться на самом главном и интересном.
Немало вопросов и нареканий у рецензентов вызывает сам термин «светская этика», который не только не имеет историко-философской традиции употребления ни в отечественной, ни в зарубежной науке, но и является «внутренне противоречивым, лингвистически некорректным и содержательно неадекватным». Неподписавшиеся авторы пособия «информируют» читателя о том, что существует этика религиозная и этика светская, что «слово «светская» означает “мирская, гражданская”»[1]. Это утверждение в корне неверно.
Впрочем, это ошибочное представление и сегодня, к сожалению, весьма распространено в нашем обществе и имеет своих ревностных последователей на различных уровнях государственной и общественной иерархии, которые нередко пытаются блокировать церковные начинания, в том числе и в образовательной сфере. В качестве аргумента предлагается тезис: «у нас светское государство, религии не место в школе», демонстрируя, таким образом, совершенное непонимание значения термина «светское государство», которое обозначает разграничение сфер деятельности и ответственности религиозных объединений и государственных структур, а не идеологию изоляции и вытеснении религии из общественной жизни. Полагаю, что перед Церковью, а равно и перед Министерством образования края здесь также стоит важная задача: объяснить как представителям власти, так и общественности, что «светский» не значит «атеистический».
Нередко приходится сталкиваться с такой неверной трактовкой термина «светский» особенно среди тех, кто заведомо недружелюбно относится к Церкви. Ссылаясь на 14-ю статью Конституции Российской Федерации, где декларируется светский принцип устроения общества, такие люди интерпретируют понятие светскости в меру собственного разумения, вкладывая в него те смыслы и значения, которыми термин не обладает. Это, как мне представляется, отчасти связано и с тем, что после собственно декларации светского принципа в Конституции нигде не разъясняется подробно, в чем именно этот принцип заключается. Из-за размытости самого понятия следуют и различные спекуляции на эту тему.
Те, кто заявляет о нарушении конституционного принципа отделения Церкви от государства, указывают на определенные явления, которые, тем не менее, лежат в рамках закона и не противоречат принципу независимого существования Церкви и государства. Да, государство оказывает поддержку Церкви в сохранении культурного наследия, помогает в реализации социально значимых программ в области образования, просвещения и благотворительности. Но все эти направления взаимного сотрудничества государства и Церкви признаны во всем мире и существуют в странах, в которых также конституционно закреплен принцип светскости.
Вместе с тем, обратимся к этимологии слова «светский». Мы легко можем убедиться в том, что оно никогда не означало понятия «гражданский», ни тем более «атеистический». Исторически «светским» называлось общество, вернее, та его часть, включавшая в себя лиц, приближенных к королевскому или царское двору. В этом значении слово употреблялось в словосочетаниях «светская жизнь», «светский этикет», «светский образ жизни».
Лишь в некоторых случаях слово «светский» использовалось в качестве синонима слову «мирской», когда речь шла о противопоставлении «духовного» и «земного» начала: например, в словосочетаниях «духовная и светская власть».
Термин же «светский» как конституционная характеристика государства и как принцип разделения предметных областей деятельности и ответственности между государством и религиозными организациями совершенно не применим к понятию «этика», отмечают компетентные исследователи[2]. Приведу некоторые особо яркие цитаты из учебника.
«Светская этика предполагает, что человек сам может определить, что такое добро, а что такое зло; что от самого человека зависит, станет он хорошим или плохим: что человек сам должен отвечать за свои поступки перед другими людьми» (Урок 2). Что это как не декларация гипертрофированного индивидуализма, оправдание нравственной относительности и возможности человека самому решать, что есть добро и зло? Разве мы этому хотим научить детей?
Кроме того, говоря о нравственных категориях, пособие формирует до предела упрощенное и выхолощенное по содержанию понимание зла и добра.
«Добро – это нравственная ценность, которая относится к человеческой деятельности, образец поступков людей и отношений между ними» (Урок 5). В общем, понятно, что ничего непонятно из этой размытой фразы, которая является не чем иным, как набором слов, не обремененных смыслом.
Еще больше претензий у исследователей к определению «зла», а также к примерам его проявления в поступках людей.
Но на меня, честно говоря, совершенно неизгладимое впечатление произвели характеристики важнейших нравственных категорий, данные в указанном пособии.
«Щедрость – середина между расточительностью и скупостью» (Урок 8).
«Мужество – середина между трусостью и безрассудной, бездумной отвагой» (Урок 8).
Что же получается? Добродетели здесь определяются как «золотая середина» между двумя пороками.
Или вот еще один «шедевр» от авторов пособия:
«Стыд – это тяжелое, подавленное душевное состояние человека, которое появляется после обсуждения его поведения окружающими людьми» (Урок 21).
«Вина – это переживание человека по поводу своего несоответствия нормам, невыполнение долга перед самим собой. Вина – это противоположность стыда. Стыд – это ответственность за проступок перед другими, вина – это ответственность перед собой. Стыд и вина формируют совесть человека» (Урок 21).
Сложно представить себе более внутренне противоречивые и вредные для нравственного воспитания ребенка определения, сначала нарочито противопоставляющие вину и стыд, а затем сводящие их к понятию «совести», которую они якобы «формируют», что само по себе уже полная нелепица. Эти и другие «гениальные» определения основополагающих нравственных категорий не выдерживают никакой критики.
Но апогея профессиональной неадекватности авторы достигают при определении альтруизма и эгоизма:
«Альтруист хочет, чтобы всем было хорошо…Альтруизму противостоит эгоизм… Другое дело – разумный эгоизм. Разумный эгоизм – способность человека, преследуя свои интересы, содействовать общему благу» (Урок 13).
Итак, задача данного пособия, как становится понятным из этого циничного утверждения, научить ребенка именно разумному эгоизму. Мыслимо ли то, чтобы целью государственной политики в области образования было провозглашено формирование у школьников разумного эгоизма? Разумеется, нет! Уверен, что понимание этого есть и у руководства краевого Министерства образования, и важно транслировать эту позицию на места, сделать ее рабочей для простых исполнителей.
Убежден, что преподавание по этому учебнику может свести на «нет» все успехи и достижения в области духовно-нравственного воспитания молодежи в крае.
В конечном итоге, с учетом большого количества нареканий данный учебник по светской этике был признан Министерством образования РФ некачественным и изъят из Федерального перечня рекомендованных пособий. Мне бы хотелось надеяться, что благодаря доброй воле профильных структур преподавание по нему в нашем крае будет прекращено, несмотря на то формальное положение закона, согласно которому его использование возможно в течение 5 лет, вплоть до 2017 года. Было бы очень хорошо, если бы следующие три потока четвероклассников были избавлены от необходимости учиться по этому низкопробному и крайне вредному для нравственного воспитания ребенка учебнику, прививающему детям опасные взгляды на фундаментальные нравственные ценности.
Полагаю, что ситуация все же может измениться, если будут приобретены более качественные пособия по курсу.
IV.
Ни коим образом не подвергая сомнению саму структуру курса ОРКСЭ, состоящего из 6 модулей, вместе с тем убежден в их разном воспитательном значении и пользе для ребенка, их духовно-нравственной и культурной ценности. Безусловно, подобная структура курса продиктована в первую очередь стремлением учесть религиозные убеждения всех наших сограждан. Это своего рода дань свободе совести и демократическим принципам устройства нашего государства. Но именно поэтому любое давление в вопросе выбора модулей и разного рода негласные распоряжения и установки, спускаемые сверху, совершенно недопустимы и неприемлемы.
В свете сказанного остается только удивляться попыткам «стимулировать» выбор двух «наиболее ценных» с воспитательной точки зрения модулей в рамках преподавания ОРКСЭ в крае. Ни первый, ни тем более второй не отвечают целям и задачам воспитания подрастающего поколения на основе незыблемых нравственных принципов, любви к российской культуре и духовным традициям нашего народа. Видимо, в данном случае мотивом при принятии решений служит не государственная польза, а личные симпатии и субъективные предпочтения, а если говорить прямо – открытая неприязнь к религиозной культуре в целом и к Церкви в частности.
 V.
Нравственная сила народа заключается в его укоренённости в собственной духовной традиции и культуре, в знании их основ и истории. И, как справедливо отметил в одном из своих выступлений Святейший Патриарх Кирилл, Церковь сегодня находится «на передовой линии фронта в борьбе за народную нравственность. И как же достается за это Церкви! Как много обвинений в ригоризме, в отсталости, в заблуждениях, в том, что Церковь тащит нас в Средневековье! Однако ни в какое прошлое Церковь никого не тащит, но предлагает людям осознать великую Божественную истину: человек не сбивается с жизненного пути, если основывает свою жизнь на Божиих заповедях, на нравственном законе»[3].
Никакими ссылками на светскость государства, на его отделенность от религиозных общин нельзя разрушать нравственное чувство народа. «Делать это сознательно могут только те, кто желает разрушения страны, потому что целостность нравственного чувства нации и безопасность Отечества – почти синонимы»[4], – свидетельствует Святейший Патриарх.
Будучи отделенной в своей деятельности от государства, Церковь вместе с тем не отделена от общества. Она – его важнейшая часть, она – плоть от его плоти. Люди, далекие от Церкви, иногда спрашивают: «Что Церковь может предложить современному обществу?» И мы отвечаем: гармоничное сочетание образования, интеллекта, традиций и духовности. В этом сплаве – источник творческой силы народа, залог жизнеспособности и духовной безопасности общества.
Выражаю надежду на то, что работа нынешнего форума будет способствовать более тесному и конструктивному взаимодействию Церкви, государственной власти – и прежде всего регионального Министерства образования, а также общественных объединений в области просвещения и воспитания наших современников.
Желаю всем вам плодотворных дискуссий и успехов в трудах.
Благословение Божие да пребывает со всеми вами.
Благодарю за внимание.
 
[1] Основы светской этики. М.: изд-во «Просвещение», 2010. Урок 2. С.7.
[2] Из отзыва на учебник «Основы светской этики» Понкина И.В., д.ю.н., зам. председателя Комиссии по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в г. Москве, член Общественного совета.
[3] Проповедь Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА в праздник Казанской иконы Божией Матери после Литургии в Успенском соборе Кремля, 4 ноября 2015 года (http://www.patriarchia.ru/db/text/4263946.html).
[4] Там же.
Просмотров 365